Московский центр авторской песни - Home
Поиск:    
Навигация

Афиша - событие

(архивное событие)

20.02.2008
концерт Ильи Ченцова

                                                                                            Надя Крупп

 

                     НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ИЛЬЕ ЧЕНЦОВЕ

                                     (Очень субъективно)

 

Для меня Илья Ченцов никогда не стоял в ряду большого числа замечательных, талантливых и любимых всеми бардов, которые нас так радовали в середине 70-х. В это  время расцвета авторской песни ещё были живы все великие и известные классики жанра и уже в полный голос заявили о себе молодые – такие, как Ланцберг, Краснопольский, Дикштейн, Луферов, Мирзаян, Бережков, и многие–многие другие, что сегодня уже стали, в свою очередь, классиками и мэтрами.

Так вот: для меня Илья Ченцов НИКОГДА не стоял в  этом ряду блистательных талантов. Он был отдельный. Совершенно особый. Будто он был из другого материала. Будто пришёл с другой планеты. Тайна эта открылась мне совсем недавно, года два назад.  Об этом – чуть позже…

        Когда я услышала его в первый раз, у пятничного костра на Грушинке в 74-ом, мне показалось, что земля передо мной раскололась.

        И дело было вовсе не в его могучем голосе, который заполнял всё пространство и нёс в себе такую сумасшедшую энергетику, к какой в жанре авторской песни, скажем прямо, не привыкли. Дело было в чём-то совсем другом.

 

                                                    Так что же нужно человеку?

                                                    Совсем немножечко любви,

                                                    И вдвое меньше пониманья,

                                                    И кроха малая познанья,

                                                    И капля дерзости…

                                                    Да! капля дерзости в крови!

 

Вот оно – капля дерзости!

В 70-е это было важнее хлеба – как воздух! Без этого прожить было нельзя. Мы задыхались! «На выдохе, без вдоха», как сказал Володя Бережков. И за этой каплей дерзости в крови, в нашей крови (потому что у Илюши – её был океан), мы и бегали на его концерты.

В его песнях не было ни одной антисоветской строчки, но почему-то именно он был врагом № 1 Украинского КГБ.

Помню, когда он пел «Молитву» в огромном зале одного из дворцов культуры в Киеве, было такое ощущение, что вот сейчас из-за кулис выскочат орудовцы и скрутят ему руки.

        Придраться было не к чему, а ему не однажды запрещали публичные выступления. Почему? Да всё потому же! Зал жадно и взахлёб пил из океана его дерзости – кому же это понравится?

   В том же 74-ом, после того, как зарубежные правозащитные организации провели инспекцию наших психушек – наивная затея! – кто же им покажет то, что они хотели увидеть?! – Илья написал песню на стихи Пушкина   «Не дай мне Бог сойти с ума!». Он пел её впервые у нас в Минске, в Политехе. Зал встал и аплодировал стоя!

       Все всё поняли!

       Вот так Илья поил нас дерзостью.

       Такое было время. Потом оно изменилось. В нас влетели надежды, и какое-то время мы жили ими. Совсем недолго. Что произошло с нашей жизнью дальше, вы все знаете. И вот уже несколько лет – и чем дальше, тем больше – я ловлю себя на мысли, чувствую это всем нутром и всей кожей, что мне снова не хватает песен Ченцова. Техника, на которой можно было крутить катушки со старыми плёнками, давно вышла из употребления. Пока был Вовочка Ланцберг, он чинил мой старенький «Грундиг». А теперь и чинить некому. Нет в продаже ни диска Ченцова, ни даже сборника со стихами его песен. Но зато появилась электронная почта, и стала я в письмах к Илье приставать: нужен, мол, сборник, нужен диск.

 – Каким бы великим делом ты сейчас ни занимался, нельзя выбросить первую половину жизни, как будто её и не было.

         А она была! И более того: я обмолвилась, что недавно мне открылась тайна, которой я не знала раньше и которая объясняет, почему Ченцов не стоит в общем ряду бардов. Я поняла, что бард Илья Ченцов – адепт. В это слово вкладываю тот смысл, который имел в виду Николай Рерих, когда писал об адептах в «Шамбале сияющей».

  В первой половине жизни, когда это было жгуче востребовано, у него была миссия – поить нас дерзостью. Когда жизнь изменилась, он получил другую миссию и служит ей вот уже двадцать лет.

    Но ничто не стоит на месте.

И вот за 500 километров от Москвы, я вдруг получаю известие о концерте Ченцова. Это мне и во сне не могло присниться, потому что последний концерт Ильи был в 1986 году. С тех пор он практически не брал в руки гитару.

Примчалась раньше времени, бросив всё.

Вечер 1-го октября. Вместо зала – худший из всех кабаков – «Гнездо глухаря». Мельтешат неопрятные официантки, за спиной – гул непонятного происхождения, звонки мобильников, шум, разговоры… Я пришла в ужас.

Ченцову петь бы в Соборе…

Сжалась в комок, не зная, чего ждать от этого вечера и понимая, что от него зависит, будет ли Илья петь дальше или снова надолго положит гитару. 

Он победил. К концу вечера не было ни шума, ни  разговоров и бессмысленными казались метания официанток. Бешеная энергетика, глубокий смысл и искренность сделали своё дело.

С нетерпением жду концерта в ЦАПе и заранее поздравляю всех, кто на него попадёт.

 

                     Надя Крупп  



Предыдущий анонс В архив Афиши Следующий анонс

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

детские коляски

 

По всем вопросам обращайтесь
к администрации: cap@ksp-msk.ru
Ай Ти Легион - Создание сайтов и поддержка сайтов, реклама в Сети, обслуживание 1С.

© Московский центр авторской песни, 2005