Московский центр авторской песни - Home
Поиск    
Все о проекте «Споем вместе»
Навигация
Гитарная школа

Борис Дружинин. Остров Путятин

ОСТРОВ ПУТЯТИН


Изменить фамилию главного героя не представляется возможным, но, надеюсь, начальство его простит по причине истекшего срока давности. Впрочем, возможно он уже сам большой начальник, и не станет себя  наказывать.
Мы работали в научном Институте на ускорителе. Для тех, кто никогда ускорителя не видел, сообщу, что он представляет собой немыслимое переплетение всевозможной механики, электроники, поворотных магнитов чудовищных размеров, вакуумных насосов и прочих хитростей, весьма далёких от нормальной жизни. Экспериментальную аппаратуру в основном делали сами, так что наши инженеры, механики и электрики постоянно имели дело с большими киловольтами и килоамперами. Но, вот что парадоксально, обычными бытовыми нагревательными приборами нам пользоваться запрещалось.
Всех новичков при поступлении на работу знакомили с приказом по Институту, где четко была расписана система наказаний за применение кипятильников, электроплиток, электрочайников и т.д. В большинстве случаев  наказание сводилось к лишению провинившихся квартальной премии. За выполнением приказа следили офицеры службы пожарной безопасности.
Как уже отмечалось, ускоритель – сооружение очень сложное. Неделя уходит только на то, чтобы его запустить и привести в норму все параметры. Следующие 6-7 недель он гоняет протоны без перерывов. Поэтому лаборатории, проводящие свои эксперименты, работают днём и ночью также без перерывов. И если днём можно сбегать в институтскую столовую, то те, кому выпало работать в вечернюю или ночную смену, такой возможности лишались и вынуждены были нарушать приказ.
Теперь сама история. В один из таких вечеров мы с Аликом Мирзаяном приняли ночную смену. Как и полагается, проверили режимы регистрирующей аппаратуры, посмотрели графики и около полуночи отправились наверх  попить чайку. В комнате наш начальник Лёва Кондратьев лихорадочно дописывал квартальный отчет, который надлежало сдать ещё вчера. Вообще, у всех отчетов есть какое-то удивительное свойство – их сдавать надо «ещё вчера».
Как только мы достали бутерброды, огурцы с помидорами и прочую закуску, в комнату вошел молоденький инспектор пожарной охраны. Он внимательно осмотрел помещение, быстро нашел пару нарушений типа загромождённых проходов и болтающейся розетки и остановил свой взгляд на столе. А там на самом видном месте стоял кофейник со вставленным в него кипятильником, так что отрицать нарушение правил техники безопасности не было никакой возможности.
Инспектор быстро и профессионально заполнил протокол и приступил к его оглашению. Перечислив все нарушения, которых оказалось шесть штук, он закончил своей подписью: «инспектор лейтенант ПУТЯТИН».
Мы с Аликом переглянулись. Впрочем, на нашем месте любой КСПешник поступил бы точно также.  «Маленький остров Путятин возле великой земли», эта строчка из песни Визбора оказалась весьма кстати.
Алик предоставил мне возможность протянуть время, пока сам за спиной инспектора  /доставал с полки и листал  Советский Энциклопедический Словарь, который частенько служил нам арбитром в многочисленных спорах.
– Недалеко от Владивостока есть остров Путятин. Вы, случайно, не имеете к нему никакого отношения? – поинтересовался я.
– Да, имею, – неожиданно ответил лейтенант. – Остров в честь моего предка назвали, адмирала Путятина.
– Ой, как интересно! – включился в разговор начальник Лёва. – Первый раз вижу такого человека, у которого есть остров его имени. А кем Вы приходитесь этому адмиралу?
– Я его праправнук, – засмущался лейтенант, – а может ещё одно «пра», я всегда путаюсь. А что, вы про него слышали?
Алик нашел нужную страницу, и теперь разговор мог быть более конкретным.
– Путятин Ефимий Васильевич, – сказал он, прикрыв словарь газетой и  передавая его начальнику. – Кругосветное путешествие совершил.
– Откуда вы это знаете? – удивился прапраправнук Путятин. – В школе его не проходят.
– Как же, знаем. Он командовал легендарным фрегатом «Паллада», –  уверенно пересказывал содержимое словаря Лёва.
–  На «Палладе» он был начальником экспедиции, – поправил лейтенант.
– Это не принципиально, – заметил Алик с улыбкой, которая впоследствии  по утрам долго украшала утренние новости первого канала Российского телевидения. – Адмирал великим дипломатом был. Это ведь он подписал договор с Японией в 1855 году.
Любому человеку приятно, когда о нём или его родственниках знают совсем незнакомые люди. Лейтенант не был исключением и с усилием прятал довольную улыбку. А тем временем Лёва протянул руку к сейфу и достал… Впрочем, ничего, кроме спирта, в этом сейфе не было и быть не могло.
– Нет, нет… что вы, так нельзя, – попытался протестовать инспектор. – Это будет ещё одно нарушение…
– Будет, – согласился Лёва. – Давайте почтим память Вашего дедушки. В протокол Вы это позже занесёте.
Устоять против такого аргумента потомок знаменитого адмирала не смог, положил протокол на стол и принялся чистить на нём так кстати подвернувшуюся селёдку.
А потом Мирзаян взял гитару и мы все вместе спели замечательную песню Визбора.


Снова плывут на закате
Мимо него корабли.
Маленький остров Путятин
Возле великой земли.


Плаваем мы не от скуки,
Ищем не просто тревог.
Штопаем раны разлуки
Серою ниткой дорог.

 

Нам это всё не впервые --
Письма с востока писать.
Тучи плывут грозовые
По часовым поясам.

Свиснут морские пассаты
По городским площадям.
В старых домах адресаты
Почту опять поглядят.

 

Все мы, конечно, вернёмся.
Въедут в закат поезда.
Девушкам мы поклянёмся
Не уезжать никогда.

Только с какой это стати
Снятся нам всё корабли?
Маленький остров Путятин
Возле великой земли…

 

Полное название института приводить не буду. В Москве ускорителей не много, так что специалист легко вычислит. Если хочет – пусть вычисляет, с тех пор сорок лет пошло.

Дружинин Борис Львович
 

По всем вопросам обращайтесь
к администрации: cap@ksp-msk.ru
Ай Ти Легион - Создание сайтов и поддержка сайтов, реклама в Сети, обслуживание 1С.

© Московский центр авторской песни, 2005